Красная линия. Как разворачивается борьба за венесуэльскую нефть

Источник: forbes.ru

23 января в Венесуэле начались многотысячные акции протеста против Николаса Мадуро. Оппозицию возглавил председатель Национальной ассамблеи республики Хуан Гуаидо, который провозгласил себя исполняющим обязанности президента Венесуэлы. Протестующие требуют отставки Мадуро, пересмотра конституции, а также решительных экономических реформ. В условиях нарастающего конфликта, все более актуальными становятся вопросы о перспективах его урегулирования и о том, как разворачивается борьба за венесуэльскую нефть на международной арене.

Венесуэла переживает один из самых сложных этапов в своей истории. Кризис в нефтегазовом секторе экономики, в совокупности с почти полным банкротством правящего режима, довел страну до состояния больного человека Америки, «помочь» которому внезапно захотели многие государства.

Венесуэла стала очередной красной линией, которая разделила международное сообщество на «за» и «против». В статусе президента страны Гуаидо признали Европейский союз, 12 стран Латинской Америки, а также США. Ряд латиноамериканских государств вместе с Россией, Китаем, Турцией и ЮАР, напротив, не считают его легитимным. Признав Гуаидо, США фактически благословили венесуэльскую оппозицию на свержение действующего режима, в том числе вооруженным путем. Поддержав Мадуро, Россия развязала ему руки в вопросе наведения порядка, а возможные завоевания оппозиции сразу же обозначила в качестве нелегитимных.

Соединенные Штаты нацелены на дальнейшую фрагментацию некогда монолитного политического пространства Латинской Америки. Геополитический интерес США выражается в ограничении влияния Венесуэлы на сопредельные страны, в первую очередь на Колумбию и Гайану, к которым Каракас имеет территориальные претензии, а также на страны Карибского бассейна, которые поддерживают антиамериканский режим Мадуро в обмен на дешевую нефть. Геоэкономический интерес заключается в стремлении американских корпораций Chevron и ExxonMobil выйти к богатому запасами нефти Венесуэльскому заливу и получить долю в месторождениях, национализированных еще Уго Чавесом.

В венесуэло-американский спор активно включилась Бразилия, поддержав позицию США. По аналогии с северным партнером, она стремится расширить свое участие в развитии венесуэльского энергетического рынка. Бразилия смотрит на Венесуэлу как на собственный сырьевой придаток и заинтересована в стабильных поставках нефти и электричества для развития промышленного производства. В этой связи не совсем понятно, как США и Бразилия будут делить венесуэльский нефтегазовый сектор в случае победы оппозиции. Учитывая, что в Бразилии не так давно к власти пришел проамериканский президент Жаир Болсонару, компромисс найдется.

Россия, Турция и Китай смотрят на назревающий конфликт совершенно иначе. В последние годы эти три державы стали внешнеполитической опорой режима Мадуро, заняв серьезную долю в структуре экономики Венесуэлы. Китай стал вторым после США торговым партнером страны, а Россия — значимым инвестором. Серьезные позиции в нефтегазовой отрасли Венесуэлы занимает Роснефть, которая, в отличие от Exxon и Chevron, получила правительственные концессии на развитие некоторых месторождений.

После московских переговоров Владимира Путина и Николаса Мадуро, прошедших в минувшем декабре, СМИ распространили информацию о возможном размещении российской военной базы в Венесуэле. Ввиду удаленности региона этот проект представляется совершенно бесперспективным. С другой стороны, учитывая внутриполитическую ситуацию в Америке, довольно трудно представить, что Дональд Трамп выводил американских военных из Афганистана и Сирии только лишь для того, чтобы отправить их в Венесуэлу. Ни одна из сторон не желает разрастания конфликта за пределы венесуэльских границ. Поэтому позиция России скорее будет демонстративно умеренной. Повысится градус заявлений о внешних донорах венесуэльского кризиса, будет выдвинуто требование военного невмешательства в назревающий конфликт, вполне возможно, что Россия и Китай станут блокировать резолюции Совбеза ООН, направленные против режима Мадуро. Но военное присутствие в регионе не спасет ни российские инвестиции, ни режим Мадуро.

Лучшее решение проблемы заключалось в принятии компромиссного плана по частичной приватизации нефтегазового комплекса, на основе опыта, пройденного Венесуэлой в начале 1990-х годов. Однако этот проект умер в тот момент, когда в стране появился самопровозглашенный президент. Теперь все социальные и экономические вопросы упираются в проблему о статусе власти, которая может погрузить Боливарианскую республику в агонию гражданской войны.

Основываясь на опросах общественного мнения, проведенных венесуэльским изданием Venebarometro, рейтинг одобрения Мадуро в декабре прошлого года был едва ли не самым низким за все его правление — 23%. Чавистами — сторонниками режима, себя обозначили 19% опрошенных, тогда как уровень оппозиционно настроенных граждан превысил 60%-й порог. Цифры явно играют против президента страны.

Единственным спасением режима становятся военные. Несмотря на открытую поддержку Мадуро министром обороны Владимиром Падрино Лопесом, в армии сохраняется высокая степень социальной разобщенности. Подавление мятежа силовым путем может расколоть страну окончательно. В начавшейся партизанской войне США поддержат оппозиционные силы с территории Колумбии, где располагаются американские военные базы. Действующий президент находится в патовой ситуации.

К сожалению, перспективы оппозиции представляются тоже не столь безоблачными из-за ее крайней поляризации. Единственным элементом, который удерживает вместе правых, центристов и левых является, как ни странно, действующий президент, против которого все эти силы выступают. Как только препятствие в лице режима Мадуро исчезнет, бывшие товарищи станут будущими соперниками и коалиция затрещит по швам.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.