Что покупать на книжной ярмарке Non/Fiction. Выбор Forbes

Источник: forbes.ru

В этом году издательства расстарались и представили перед ярмаркой особенно крупный урожай новинок. Стоит отметить, что вообще весь 2018 год выдался удачным с точки зрения интересного нонфикшна в России, давно не было такого изобилия. В этой связи в данный перечень, в основном, попали самые свежие книги. Целый ряд действительно заслуживающих внимания работ, но напечатанных ранее в этом году, пришлось исключить из-за того, что список и так получился объемным. В этой подборке — книги по истории, политике и культуре.

1 из 12

2 из 12

3 из 12

4 из 12

5 из 12

6 из 12

7 из 12

8 из 12

9 из 12

10 из 12

11 из 12

12 из 12

«Горбачев. Его жизнь и время». У. Таубман. Corpus, 2018.

«Сирия «начала диктовать нам… За наши же деньги. И получается, мы проводим не свою, а сирийскую политику». «Мы должны убираться оттуда», — заявил Горбачев на заседании Политбюро 2 июня 1986 года. «Как бы не потерять время! — заметил он 13 ноября. — Происходит привыкание. Ну что ж, мол, идет война» (про Афганистан). Кто мог подумать, что биографию политика невозможно будет отложить, но описания дуэли с Ельциным и «шахматных партий» саммитов с американскими президентами захватывают. Чернобыль, Афганистан, ГКЧП, восстания сепаратистов, конец СССР — семилетка власти для Михаила Сергеевича выдалась насыщенной. Таубману, получившему Пулитцеровскую премию за биографию другого противоречивого лидера, Хрущева, вновь удалась превосходная работа. Отдельный плюс — выдающийся перевод.

«Екатерина Великая» Р. К. Мэсси. АСТ, 2018.

Выдающийся портрет одной из лучших правительниц нашей страны. Уважаемому историку Роберту Мэсси, автору уже переведенной биографии Петра I, вновь удалась яркая нешаблонная и негротескная работа. Не удивлюсь, если по прочтению у читателя возникнет желание поддержать на следующих выборах президента России женщину.

«Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям». Б. Козловский. Альпина Паблишер, 2018.

Книга шире и интереснее заявленного, так как охватывает все СМИ, а не только интернет. Например, каков может быть вклад радиостанции в погром? В Руанде — 51 000 погибших. Ведущие радиостанции RTLM, подстрекавшие к убийствам, сели надолго. А для чего властям зачищать информационное пространство, например, кошмарить соцсети и блоги? Ответ написан кровью в африканском примере выше: «Когда доля радиослушателей в деревне переваливала за пороговую цифру 60–80%, уровень насилия вырастал скачком. Последние сомневающиеся — серьезное препятствие на пути у пропаганды». Исследования позволили разобраться в механизмах распространения бреда. Так, Facebook проанализировал слухи и выяснил, что опровержения почти не мешают им распространяться. Топ слухов — политика, затем идут здоровье, еда и криминал.

«История человечества в великих документах». К. Бабаев. Эксмо, 2018.

Важнейшие документы в истории отобрал Кирилл Бабаев, ученый, бизнесмен, победитель Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» и основатель единственного в мире Музея шляп (согласно «Википедии» — Документу №96). Понятие «документ», к радости читателя, трактуется предельно либерально: это не только договоры, книги и календари с атласами, но и монеты с биткоинами, и фотографии с фильмами, и даже легендарное гагаринское «Поехали!» (Документ №89). Формат «история/страна в предметах» — достаточно популярный сейчас вид нонфикшн, однако отрадно, что нашему писателю удалось найти столь любопытный угол рассмотрения. В ходе работы над книгой автор не просто отобрал документы, но и по возможности изучил их.

Особый интерес представляют почти два десятка относящихся к России номеров. Непосредственное знакомство с ними позволяет и что-то лучше понять в нашем народе, и откровенно ему же и поразиться. Но почему же 99, а не 100? Автор выражает надежду, что сотый объект, неимоверно важный для человечества, вполне можем произвести мы сами, читатели.

«Леонардо да Винчи». У. Айзексон. Corpus, 2018.

Уолтер Айзексон специализируется на биографиях гениев. Сравнительно недавно большой успех имела его книга о Стиве Джобсе, а ранее — об Эйнштейне и Бенджамине Франклине. К концу карьеры Айзексон решил обратиться к имени, синонимичному понятию «гений», и, как выясняется, даже годы изучения неординарных личностей не смогли достаточно подготовить его к масштабам Леонардо. А как иначе отнестись к человеку, кто в списке своих талантов рисование ставит на последнее место, а в перечне дел на день ставит «разобраться с устройством языка дятла»? Дятел, кстати, действительно на редкость странен в этом отношении. Продолжая шокировать читателя неординарностью да Винчи, Айзексон предлагает лайфхаки, основанные на жизни и мировоззрении флорентийца, пригодные и для не столь гениального человека.

«Пассажиры колбасного поезда. Этюды к картине быта российского города: 1917–1991». Н. Лебина. Новое литературное обозрение. 2018.

C каждым годом живущим в России все яснее кажется, что в 1991 их изгнали из Рая. Тем, кто там не успел пожить, следует завидовать успевшим и стремиться этот Рай немедленно воссоздать. Или для начала в него поверить. Потому что в то, что такое прекрасное государство как СССР существовало, сразу и безусловно уверовать сложно – ну, сказка же, а не жизнь была! Действительно, сказочного да и просто анекдотичного было немало. Книга Н. Лебиной использует немало идеоматических выражений тех времен («колбасная электричка»), чтобы рассказать как в реальности обстояло дело с жизнью простых людей в Стране Советов. Особенную ценность добавляют временные рамки, позволяющие увидеть изменения во вкусах и настроениях народа и правителей. Так, ныне модный воркаут начался с военизированнного спорта – метания гранаты и переноски раненых для девушек, а c шестидесятых стали бросать уже теннисный мяч. Некоторые анекдотические советы актуальны и теперь. Для холодильника надо было «взять ящик и оклеить его изнутри облигациями старых займов. Они ж заморожены». Сейчас этот фокус можно проделать с помощью пенсии.

«Цена разрушения. Создание и гибель нацистской экономики». А. Туз. Издательство Института им. Е. Т. Гайдара, 2018.

Когда речь заходит о Третьем рейхе, приземленные вопросы финансов, ресурсов и организации обычно остаются в тени. Однако без этого понять, каким образом рейх так долго боролся с союзниками, превосходящими его по ВВП в разы, невозможно. В 2007 году тема нашла достойного автора, в этом году его книгу, наконец, издали у нас. Книгой года на Западе работу Адама Туза назвали заслуженно. Ему удалось избежать фокуса на цифры производства и добычи и обратиться к общему нарративу происходящего на фронтах, в дипломатических кулуарах и советах директоров ведущих фирм.

Некоторые элементы экономического чуда, сотворенного Гитлером, который вытащил Германию из депрессии, до сих пор на слуху, например «народный автомобиль» Volkswagen и автобаны (а еще были «народная квартира» и «народный холодильник» — Volkskuehlschrank). Впрочем, когда фюрер заявил, что «войну с Англией не выиграть кухонными плитами и стиральными машинами», он не шутил. Расходы на оборону достигли неслыханной доли ВВП, налоги на прибыль для юрлиц выросли до 55%, сбережения граждан предлагалось вкладывать исключительно в гособлигации. Наиболее драматичными были усилия государства по пресечению частного строительства. Осенью 1938 года Рейхсбанк полностью запретил выдачу новых ипотечных займов.

Рассказ об экономике войны не менее захватывающ. Аншлюс спас Рейх от банкротства в 1938-м. На следующий год плечо подставил СССР, ставший поставщиком не только нефти и руды, но и корма для скота. Оккупированные страны платили ренту, а на самые лакомые предприятия немцы старались наложить лапу. Не всегда это получалось: голландские Philips, Unilever и Shell успели перевести права собственности в офшоры. Подробно освещена тема рабства — на предприятиях ВПК иностранцы составляли до 40%, а согласно шутке 1943 года, бомбардировщики Ju-87 «Штука» на 80% производились русскими. Приводится и таблица выгодности использования рабов — даже при производительности на 40% ниже немецкой оставались области, где иностранцы были выгоднее.

Химфирма IG Farben сыграла незаменимую роль в качестве поставщика новых технологий: например, ее завод в Освенциме и сегодня является третьим по объемам производителем синтетического каучука в Европе. Однако, как замечает Туз, если где и произошло настоящее «оружейное чудо», то это случилось не в Германии, а на военных заводах Урала.

«Кроссовки. Культурная биография спортивной обуви». Е. Кулиничева. Новое литературное обозрение, 2018.

Вы сможете представить свою 80-летнюю соседку без авоськи, но без кед, пожалуй, уже нет. В очередь за новыми от Канье Веста она вряд ли встанет, но, возможно, слышала, что первые модели основателя Adidas, выпускавшиеся в Третьем рейхе, угодливо назывались «Блиц» и «Кампф». Самый распространенный (наряду с джинсами и футболками) элемент одежды и обуви почти всего населения планеты удостоился, наконец, своей собственной биографии. Давно пора!

«Суд идет. О судебных процессах прошлого. От античности до новейшей истории». А. Кузнецов. Эксмо, 2018.

Уже несколько лет на радио «Эхо Москвы» еженедельно выходит передача «Не так», где увлекательно рассказывается о громких и важных судебных процессах прошлого — от Древнего Междуречья до середины 1990-х. Готовясь к поездкам, где придется много сидеть за рулем, я часто их скачиваю, и время пролетает незаметно. В это сложно поверить, но даже древнейшие исторические источники сохранили немало животрепещущих подробностей судебных разбирательств. Теперь про дела давно минувших лет можно прочесть и «в бумаге». Так, по папирусам вполне реалистично восстанавливается следствие и суд над участниками убийства фараона Рамзеса III, закончившиеся приговором и «Кричащей мумией». И абсолютно точно нельзя рассуждать о плюсах и минусах сталинизма, не ознакомившись с самыми громкими процессами 1930-х. Впрочем, даже суды над простолюдинами — нашими и европейскими — могут рассказать больше о той жизни и тех людях, чем обычные страницы учебников с датами, фамилиями и местами сражений. Моим личным открытием стала адвокатская карьера В.И. Ленина. Вопреки слухам о том, что именно провалы на юридическом поприще привели его в политику, можно, пожалуй, только посетовать, что такого неординарного адвоката не существует в наши дни. Без его дальнейших ипостасей, конечно.

«Страдающее Средневековье». С. Зотов, Д. Харман, М. Майзульс. АСТ, 2018.

Средние века были чем угодно, но только не средненькими. Коллектив авторов паблика ВКонтакте «Страдающее Средневековье» (почти 400 000 участников!) наглядно это демонстрирует, радуя глаз огромным количеством малоизвестных иллюстраций из манускриптов, а ум бесчисленным количеством невероятных историй. Не удивительно, что от книги потеряли голову даже уважаемые члены жюри недавно прошедшей премии «Просветитель»: «СС» по праву признано научно-популярной книгой года в номинации «Гуманитарные науки».

«Родина слоников». Д. Горелов. Флюид ФриФлай, 2018.

Друзья-немцы, прекрасно говорящие по-русски, на днях признались, что не поняли фильма «Кин-дза-дза!», который пытались посмотреть. А ведь эти люди бывали тут как раз тогда, когда эта картина снималась, и во времена, над которыми иронизируют. «Кин-дза-дза» в книге Горелова нет, но есть 80 других советских лент, без которых, как говорил Леонид Парфенов, «нас невозможно представить, еще труднее — понять». Не факт, что с ней берлинским приятелям станет легче, но отечественному читателю познакомиться с ней стоит: и удовольствие получит, и лишний раз задумается. Денис Горелов, кинокритик, обладающий редким сплавом эрудиции и остроумия, показывает зашифрованные смыслы и неочевидные парадоксы нашего прошлого. Всенародно любимые хиты и, казалось бы, уже нерелевантные ленты внезапно хочется пересмотреть в YouTube.

«Винный сноб. Подогретое вином приключение в компании одержимых сомелье, страстных энофилов-коллекционеров и чудаковатых ученых, умеющих жить со вкусом». Попурри. 2018.

Существует ли в действительности ощутимая разница между вином за $20 и $200? Что будет, если до предела развить свои чувства вкуса, обоняния и осязания? Журналистка Бьянка Боскер серьезно задумалась об этом, наткнувшись в YouTube на чемпионат мира среди сомелье. Разливать вино — казалось бы, какой тут может быть спорт? Терпение! Помимо собственно сервировки, участники соревновались в слепом дегустировании шести вин. Следовало точно определить полный провенанс бутылок: год урожая, сорт винограда, конкретную местность происхождения, к чему подавать данное вино и почему. Однако, при наличии 50 стран-производительниц, почти двухсот лет к которым может принадлежать годная для потребления бутылка, более 340 марок вин в одной Франции и свыше 5000 типов винограда, которые смешивают в самых разных комбинациях, участники все равно умудряются давать кристально четкие ответы.

Для получения сертификата сомелье необходимо сдать теорию («Какой самый распространенный сорт винограда на Мадейре?»), мастерство сервировки («Выполнили ли вы все 17 обязательных этапов при подаче бокала красного?», «Кому первым наливать?». Ответ: Женщине, если только за столом не присутствует служитель церкви, которому отдается приоритет) и слепую дегустацию («Насколько точно вы сможете определить аромат, вкус, кислотность, крепость, уровень танинов, сладость, провенанс, сорт винограда и винтаж?»). Этак книга – результат годичного журналистского расследования и опыта над собой по получению заветной степени. Если попытаетесь повторить помните, что для «прокачки» органолептики придется принести определенные жертвы. Нет парфюму и моющим средствам с одушками. Никаких острых соусов и даже соли в блюдах. Забудьте про кофе и листерин и приветствуйте легкое подшофе уже с 11 утра. В начале пути вам будет случаться перебирать, так что запаситесь обезболивающими и «Алка-Зельцером». Книга-огонь!

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.