20 главных книг 2019 года: лауреаты «Букера» и ямайский Толкин

Источник: forbes.ru

В 2019 году читателей ждут новая книга Людмилы Улицкой «Двадцать месяцев» и сборник прозы Михаила Шишкина «Буква на снегу», расколовший мировое читательское сообщество и бьющий наотмашь роман Габриэля Таллента «Никого дороже тебя» и шеститомный я-нарратив Карла Кнаусгора «Моя борьба», циничный «Золотой дом» Салмана Рушди о выборах Трампа и беспощадная «Смерть правды» самого влиятельного критика Америки Митико Какутани. На русском выйдут также получивший премию «Букер» 2018 года «Молочник» Анны Бернс, немецкий ответ Ферранте «Белла Германия» Даниэля Шпека и новое расследование героя Ю Несбё Харри Холе.

1 из 20

2 из 20

3 из 20

4 из 20

5 из 20

6 из 20

7 из 20

8 из 20

9 из 20

10 из 20

11 из 20

12 из 20

13 из 20

14 из 20

15 из 20

16 из 20

17 из 20

18 из 20

19 из 20

20 из 20

«Срединная Англия», Джонатан Коу

Издательство: «Фантом Пресс»

Дата выхода: конец января

Перевод с английского: Шаши Мартынова

Джонатан Коу давно уже входит в число самых интересных авторов современной Британии благодаря своему умению сочетать беспощадную политическую сатиру и художественную прозу высокого уровня. В конце девяностых его полюбили в России за «Клуб Ракалий» и «Дом сна», а два года назад к числу поклонников Коу добавились и читатели романа «Номер 11» «о последнем великом сражении между политикой и комедией».

«Джонатану Коу вновь удался этот непростой писательский трюк — одарить нас глубоко британским романом, где сверхактуальный и очень честный общественно-политический репортаж, подробное человечное наблюдение за трагикомедией жизни в 2010-е, ностальгия, особый, задумчивый уют и непременная ирония составляют единое живое целое, — рассказал главный редактор издательства «Фантом Пресс» Игорь Люков. — Но и это еще не все. В «Срединной Англии» нас ожидает радость встречи со старыми знакомцами — героями романов «Клуб Ракалий» и «Круг замкнулся» — много лет спустя».

Как пишет сам Джонатан Коу, судьбы Британии и Европы в 2010-е годы (рецессия, миграционные пертурбации, войны за политкорректность, возврат к консерватизму, головокружительная глобализация, Brexit) складываются так, что сейчас «самое время еще раз навестить Бенджамина Тракаллея, Дуга Андертона и других бывших учеников школы «Кинг-Уильямз», а также их друзей и родню, и посмотреть, как им живется в мире, где остается все меньше места для той воображаемой Англии, с которой Толкин писал Средиземье».

Переводчик романа «Срединная Англия» Шаши Мартынова рассказала Forbes Life: «Мне кажется, после того, как влюбленный в Коу читатель вытащит из «Срединной Англии» все, что любезно его сердцу о внешней и внутренней политике Британии, о наших европейских постпост-…десятых годах XXI века, о книксенах политкорректности, и порадуется встрече со старыми друзьями из романов «Клуб Ракалий» и «Круг замкнулся», он станет возвращаться к этой книге за другим: посидеть на подоконнике в доме Бенджамина и посмотреть на вечно бегущую мимо реку. Может, Бирмингем и не выпускает больше автомобилей, а на месте завода, где отец Бена Тракаллея проработал всю жизнь, теперь торговый центр и бары с просекко, но одна статья экспорта за Британией останется навсегда: веселый вневременной уют дома-крепости, где настоящему англичанину прекрасно даже в полном одиночестве. Как настоящему хоббиту».

«Золотой дом», Салман Рушди

Издательство: Corpus

Дата выхода: февраль

Перевод с английского: Любовь Сумм

Новый роман букеровского лауреата Салмана Рушди американские критики уже сравнили с «Великим Гэтсби» Скотта Фитцджеральда и «Возвращением в Брайдсхед» Ивлина Во. «Золотой дом» тоже рассказывает о пути к большому богатству, за которым следует крах. Рушди пишет о жажде наживы и финансовых авантюрах в Америке накануне выборов Дональда Трампа. В центре сюжета история разбогатевшего на недвижимости выходца из Бомбея Неро Голдена и трех его сыновей, рассказанная Рене Унтерлинденом. Рене живет на той же нью-йоркской площади, что и Голдены, и наблюдает за их миром с все возрастающим интересом. Мечтающий о карьере кинорежиссера Унтерлинден решает, что жизнь богатого соседа и его молодой и красивой русской жены Василисы — идеальный сюжет для фильма в новом жанре mockumentary, позволяющий Рене додумать все, что происходит в доме Голденов (привет Хичкоку и его знаменитому фильму «Окно во двор»). Книга начинается с выборов Барака Обамы и заканчивается через восемь лет новой президентской гонкой.

Представляя свой роман на книжной ярмарке во Франкфурте осенью 2017 года, Салман Рушди рассказал: «Один из ключевых персонажей в книге — это Джокер, который выдвигает свою кандидатуру на пост президента. И выигрывает. У него очень светлая кожа, которой он невероятно гордится, и странного цвета волосы. Я хотел ввести в роман элемент политической сатиры. Когда речь идет о жизни героев, «Золотой дом» — это реальный Нью-Йорк, реальные проблемы, но как только дело касается политики — сразу начинаются комикс и гротеск. Мне хотелось, чтобы читатели это почувствовали. Как будто комиксы DC ожили в Washington DC (Вашингтон, округ Колумбия. — Forbes Life). Это одна из причин, по которой персонажа зовут Джокер. И вторая — просто шутка. Кстати, снова игра слов (joke — англ. «шутка»): в колоде игральных карт только две карты ведут себя иначе, чем все остальные, — козырный туз (ace of trump) и джокер.

Вообще он появился далеко не сразу. Сначала я создавал так называемый «мир романа» — мне было важно написать портрет не только Нью-Йорка, но и всей Америки. Я не собирался начинать роман выборами Обамы и заканчивать новыми выборами. Но потом, когда я уже вовсю работал над книгой, Америка столкнулась с феноменом Трампа. Происходящее настолько не укладывалось в голове, что я не мог это проигнорировать. Тогда я придумал структуру своего романа, который начинается в точке величайшего оптимизма — в момент избрания президентом Барака Обамы (это же не личная история Обамы, а история надежд миллионов людей). Точно так же и все последующие события (тот феномен, который мы сейчас наблюдаем) не связаны с личностью одного человека. Это история раскола Америки, которая на глазах становится раздробленной. Сегодняшнее общество — это скопище злых и агрессивных людей. Совсем не та Америка, которую хотели видеть отцы-основатели.

Идея «Золотого дома» — Америка, которая распадается на части. Это возможно только при условии существования человека с качествами Трампа. Он отлично умеет разрушать самые разные вещи: договоренности, основы, отношения, дружбу… Я считаю, нам повезло, что в остальном он настолько некомпетентен: если бы он был более сведущ в политике, нам пришлось бы еще хуже. Как бы то ни было, он избран, и нам приходится иметь с ним дело.

И тут важно сказать, что, когда я закончил писать роман, в жизни этот момент еще не наступил. Я был готов переписать пару страниц, если бы выборы закончились иначе. Я до последнего надеялся на другой исход. Я даже впервые голосовал на этих выборах и верил, что Америка проснется с женщиной-президентом… Но моя книга! Вся логика романа подсказывала, настаивала, вопила, что выиграет Джокер. Тот случай, когда книга оказалась умнее автора. Странное чувство, когда твой собственный роман оставляет тебя в дураках».

«Смертельная белизна», Роберт Гэлбрейт

Издательство: «Иностранка»

Дата выхода: февраль

Перевод с английского: Елена Петрова

Долгожданная четвертая книга в серии детективов о Корморане Страйке, которые Джоан Роулинг пишет под мужским псевдонимом Роберт Гэлбрейт. После раскрытия своего первого дела о гибели топ-модели («Зов кукушки») бывший военный, а ныне хромающий частный детектив Корморан Страйк и его обаятельная, быстро соображающая помощница Робин Эллакотт стали известны в романном мире и полюбились читателям в мире реальном. А «Шелкопряд» и «На службе зла» окончательно превратили Страйка в звезду частного сыска, а Роберта Гэлбрейта в популярного автора качественных английских детективов.

Новый роман начинается там же, где заканчивается «На службе зла»: на свадьбе Робин Эллакотт. После нападения Шэклуэллского Потрошителя Корморан в сердцах уволил бывшую помощницу, но Робин, конечно, вернется и станет теперь уже не номинальным, а полноценным партнером детективного агентства Страйка. Именно Робин поможет Корморану разобраться в непонятном деле, которое поначалу выглядит просто выдумкой сумасшедшего.

«Я видел, как ребенка убили… Его задушили наверху, прямо у лошади», — признается детективу молодой человек, по имени Билли. Деталей он не помнит и вообще явно нездоров, но почему-то несколько фраз ненадежного свидетеля возможного преступления не дают Страйку покоя. Никаких деталей Корморан выяснить не успел: Билли, едва услышав о полиции, пулей вылетел из офиса. Но чутье сыщика заставляет Страйка рыть в этом направлении. Он даже может себе это позволить: после крупного дела удалось расширить штат, нанять нескольких сотрудников и купить подержанный BMW. Действие «Смертельной белизны» происходит накануне Олимпиады в Лондоне, так что Гэлбрейт-Роулинг заставит своих героев обойти все столичные закоулки, от окраинных клубов, где собираются противники игр, до парламентских кабинетов.

«Ждать нового романа после «На службе зла» пришлось довольно долго, — рассказал Forbes Life редактор Александр Гузман. — Уважаемая авторша была завалена текучкой с поттеровской пьесой и сценарием «Фантастических тварей», но интрига только накалилась. И как-то незаметно, самым естественным образом произошло переключение регистра, вроде того, как было с поздними, более объемными поттеровскими книжками: «ты уже полюбил героев как родных и хочешь насладиться их компанией как можно дольше, и чтобы никто не торопил», как писала о «Смертельной белизне» газета The New York Times. Да, роман, казалось бы, огромный, но пролетает за одно мгновение, и кажется, ты уже можешь с завязанными глазами сориентироваться и в коридорах Вестминстера, и в заповедных дебрях Оксфордшира, и сделался натуральным экспертом по английским художникам-анималистам и образам лошадей в классической живописи (это спойлер, но в отличие от белизны не смертельный)».

«Финист — ясный сокол», Андрей Рубанов

Издательство: «Редакция Елены Шубиной»

Дата выхода: февраль

Те, кто читал рукопись Андрея Рубанова, в один голос говорят, что это его лучший на сегодняшний день роман. И это практически сразу после получившей «Ясную Поляну — 2017» книги «Патриот» о бизнесмене Сергее Знаеве, которую на вручении награды член жюри и литературовед Павел Басинский называл одним из лучших романов десятилетия. Похоже, Андрей Рубанов входит в период своего писательского расцвета, а за этим всегда очень интересно наблюдать.

«Финист — ясный сокол» — русская народная сказка, известная в записи Андрея Платонова. Я превратил ее в роман, — рассказал Forbes Life Андрей Рубанов. — Попытался логически объяснить некоторые сказочные элементы. Действие поместил примерно в III-V веках, в дохристианскую, дописьменную эпоху. Это привело к необходимости использовать технику устного сказа, или монолога. Для меня это важная работа: я шесть лет собирал материал, сам шил одежду и обувь по технологиям тех времен. Еще важнее было попробовать смоделировать языческое сознание. Для меня очевидно, что наши предки были сильнее нас, чувства их были острее и ярче. Моя работа не претендует на историзм — это мой собственный вариант нашего общего прошлого. Разумеется, роман в первую очередь о любви, о том, что любовь движет миром, меняет его».

Этот роман трехголосный — свой сказ ведут трое: «лихой глумила без страха и пристанища», потомственный скоморох Иван Корень, готовый сразиться со страшным змеем кожедуб Иван Ремень и разбойник Соловей, бронзовокожий птицечеловек, изгнанный за преступления из родного небесного города Вертограда. Всех троих объединяет одно — любовь к Марье, которая нарушила все заветы и полюбила Финиста, небесного жителя. «Финист» Рубанова это не просто очередной пересказ красивой и печальной сказки, но способ по-новому взглянуть на затертые бесконечными повторениями категории «свобода», «любовь», «сострадание» и заново понять всю глубину их смысла, поясняют в «Редакции Елены Шубиной».

«Роман Андрея Рубанова — внезапное чудо, — говорит писатель и критик Шамиль Идиатуллин. — Это несомненное литературное событие, это прекрасная сказка, сложно и ладно устроенная, это архетипическое фэнтези, выворачивающее наизнанку законы жанра, это многоуровневая работа со славянской мифологией, которая наконец-то не сводится к пересказу Афанасьева, Даля, Проппа и Фрезера, а распахивает бездны, где рождался и выживал дух, позднее оказавшийся русским».

«Смерть правды», Митико Какутани

Издательство: «Эксмо»

Дата выхода: февраль

Перевод с английского: Любовь Сумм

Два года назад самый влиятельный и безжалостный критик Америки Митико Какутани, 38 лет писавшая для The New York Times, вышла на пенсию. И было бы странно думать, что зоркая и острая на язык Какутани, привыкшая постоянно анализировать тексты и контекст и писать о них, станет вязать носки и печь маффины. Лауреат Пулитцеровской премии в области критики взялась за политику. Прежде на ее беспощадную, без пиетета перед авторитетами критику жаловались и обижались многие писатели, от Джонатана Франзена и Сьюзан Сонтаг до Джона Апдайка и Дэвида Фостера Уоллеса, чью столь модную в этом сезоне в России «Бесконечную шутку» она назвала «объемным энциклопедическим сборником того, что, похоже, приходило в голову мистеру Уоллесу». Теперь пришел черед Дональда Трампа, сенаторов и главредов американских СМИ — Митико Какутани открыто обвиняет их в убийстве правды, фальсификации, дезинформации и размывании истины. Разумеется, Владимиру Путину, Владиславу Суркову и другим российским политикам тоже досталось, хоть и по касательной.

«По всему миру, — пишет в предисловии Митико Какутани, — вздымаются волны популизма и фундаментализма, апелляция к страху и ненависти берет верх над аргументированным спором, демократические институты подрываются, экспертные знания подменяются мудростью толп. Как это произошло? Где корни лжи, проросшей в эпоху Трампа? Я обсуждала попытки администрации и Клинтона, и Буша уйти от прозрачности и определять реальность на собственных условиях, а теперь говорю о войне Дональда Трампа с языком, о желании возвести аномалию в норму и о том, как технологии влияют на распространение и усвоение информации. В этой книге я надеюсь, опираясь и на свой опыт чтения и наблюдения за текущими событиями, более систематично представить продолжающую атаку на истину и поместить нынешние сражения в контекст широких социальных и политических тенденций, которые развиваются в нашей культуре уже много лет».

Последовательно, уверенно и обоснованно Какутани клеймит современное общество, деформацию языка и культуру постмодернизма, оставаясь при этом верной своей миссии литературного критика («Я также намерена обратить внимание читателей на некоторые провидческие книги и тексты, которые проливают свет на нынешнюю ситуацию»). В финале Какутани, кстати, реабилитирует «Бесконечную шутку» как «дерзкий и новаторский шедевр» и соглашается с выводом Дэвида Уоллеса: «постмодернистская ирония оказалась мощным орудием разрушения», когда стала нашей средой обитания.

«Выход такой книги, как «Смерть правды», в России — большое событие, — рассказал Forbes Life Евгений Соловьев, начальник отдела общественно-политической литературы «Эксмо». — Для кого-то она станет либеральным манифестом против авторитаризма. Для других — реалистическим взглядом на современное общество и его сомнительное отношение к тому, что такое правда. Иные скажут, что это любопытное исследование процесса наступления «эпохи постправды», основанное на экскурсах в историю, культуру, литературу и философию. Найдутся и такие, кто увидит в этом очередной пасквиль на Дональда Трампа и «его друзей». Одно не подлежит сомнению: если вы беспокоитесь о месте Истины в современном мире и хотите сохранить способность критически мыслить, книга Какутани станет хорошим началом».

«Дом правительства: сага о русской революции», Юрий Слезкин

Издательство: Corpus

Дата выхода: февраль

Книга профессора исторического факультета Калифорнийского университета в Беркли Юрия Слезкина посвящена жизни и судьбе обитателей Дома правительства, благодаря Юрию Трифонову больше известного как Дом на набережной. Он завораживает и сейчас, стоит только соприкоснуться с историей жильцов, попасть в музей дома или увидеть один из множества телефильмов. Юрий Слезкин работал над своей книгой двадцать лет. Он перелопатил огромное количество источников, собрал множество личных историй, архивных материалов, писем, дневников, интервью и редких фотографий.

Вот что сам Юрий Слезкин рассказал Forbes Life о книге: «В годы первой пятилетки советское правительство построило социалистическое государство, плановую экономику и дом для своих членов. Моя книга — история Дома на набережной, людей, которые в нем жили, и государства, которое они построили. Основное действие начинается в начале XX века, когда будущие «ответственные квартиросъемщики» вступили в партию, и кончается в конце 1938 года, когда их изгнали из Дома и обвинили в предательстве. В книге три этажа. На первом — семейная сага о жителях Дома; на втором — история большевизма как апокалиптического пророчества; на третьем — анализ литературных текстов, связанных с судьбой жителей и их веры. Строил я ее двадцать лет, а написал задом наперед: сначала по-английски, а потом по-русски. Оригиналом считаю вторую книгу (эту)».

Документальную сагу Юрия Слезкина на Западе сравнивают с «Архипелагом ГУЛАГ» Солженицына, с романом-эпопеей Гроссмана «Жизнь и судьба» и даже с романом Толстого «Война и мир». Книга уже получила несколько наград Американской исторической ассоциации, в том числе премию «Проза-2018» в номинации «Всемирная история», New York Times и The Guardian включили «Дом правительства» в список лучших книг 2017 года.

«Никого дороже тебя», Габриэль Таллент

Издательство: «Синдбад»

Дата выхода: весна

Перевод с английского: Мария Степанова

Литературный дебют, ставший мировым бестселлером 2017 года, берущая за душу история недетского взросления девочки-подростка. Эта книга должна была выйти еще осенью 2018-го, но при кажущейся простоте языка оказалась сложной в переводе. В издательстве до сих пор идут споры о названии и других важных деталях. «Синдбаду» очень важно донести до российского читателя этот мощный роман о зависимости, жестокости и мучительной любви на фоне противостояния цивилизации и дикой природы.

«Тебе нужно испытать близость смерти до того, как ты начинаешь по-настоящему жить, и принять свою жизнь как благо», — наставляет Мартин Альвестон свою 14-летнюю дочь. Любой другой девочке этот совет показался бы чудовищным, она же принимает его с благодарностью. Отец научил ее стрелять в шесть лет, она умеет разводить огонь и водить грузовик, по приказу отца может отрубить палец настырному визитеру.

Отец учит ее всему, что знает, он методично вкладывает ей в руки оружие, которым дочь сумеет его уничтожить. Но пока она не повзрослеет, отец манипулирует ею с помощью страха, любви и стыда. Как написала в своем блоге переводчик Анастасия Завозова, «девочка живет в психологическом плену, вскрывает консервы зубами, пьет сырые яйца и до смерти любит отца. Вопрос только в одном: до чьей смерти?».

«Из того, что я прочитала в последние годы, этот роман произвел на меня самое сильное впечатление, — рассказала Forbes Life Ирина Бачкало, купившая права на роман для издательства «Синдбад». — Очень непростое чтение со сценами, которые читать нелегко, но ты как будто несешь ответственность за 14-летнюю героиню, которая живет в глуши со своим отцом-манипулятором, — ты не можешь ее бросить. Ты хочешь, чтобы она победила. Это одна из самых обсуждаемых книг года, очень высоко оцененная критиками и вошедшая во все списки главных романов. Книга, расколовшая читательский лагерь. My Absolute Darling — чтение не для чувствительных барышень. И, как сказал о ней Стивен Кинг, понятие «шедевр» сегодня сильно дискредитировано частым употреблением, а должно использоваться только в исключительных случаях; My Absolute Darling — это шедевр. Это книга, которая не может оставить равнодушным, — ее будут либо любить, либо ненавидеть. По силе воздействия на мировое читательское сообщество напрашивается сравнение с «Маленькой жизнью», но сама история гораздо тоньше и пронзительнее. My Absolute Darling — книга, которую вы не забудете».

«Двадцать месяцев», Людмила Улицкая

Издательство: «Редакция Елены Шубиной»

Дата выхода: 2019-й

О том, что Людмила Улицкая все же пишет новую книгу, мы узнали совсем недавно. После романа-притчи «Лестница Якова» о судьбе собственного деда Улицкая сказала, что больше романов писать не будет. И слово сдержала. Новая книга «Двадцать месяцев» не роман, а сборник прозы. О нем Людмила Улицкая пока еще никому не рассказывала, но для Forbes Life согласилась сделать исключение: «Этот сборник — тексты за двадцать месяцев, прошедших с того момента, как я решила выйти на пенсию. Оказалось, что «ни дня без строчки» не шутка. Действительно так. Никому ничего не должна, но многолетняя привычка задумываться и ухватывать хвост ускользающей мысли именно около компьютера срабатывает. Здесь собраны новые рассказы, отрывки из почти ежедневных записей, несколько эссе и других текстов, почему-то важных для меня, с десяток стихотворений, которые я обычно не публикую, и две пьесы, которые относятся скорее к ушедшему жанру lesedrama, то есть пьесы для чтения. Откровенно говоря, за эти двадцать месяцев написано больше, но и этого вполне достаточно…»

«Пой, даже если не знаешь слов», Бьянка Мараис

Издательство: «Фантом Пресс»

Дата выхода: весна

Перевод с английского: Елена Тепляшина

Бьянка Мараис живет в Торонто и преподает студентам креативное письмо. Пожалуй, международный успех ее дебютного романа «Пой, даже если не знаешь слов» — неплохое подтверждение того, что в своем предмете Бьянка разбирается. Книгу Мараис сравнивают с нашумевшим романом Сью Монк Кидд «Тайная жизнь пчел», подчеркивая авторскую честность и глубину погружения в проблемы апартеида. Действие романа происходит в конце 1970-х в Южной Африке, где выросла и сама Бьянка Мараис. Ее воспитывала чернокожая няня, которую девочка очень любила, и, вероятно, многие открытия о несправедливом устройстве мира и расовых проблемах делала и она сама. История, которую по очереди рассказывают две главные героини книги Робин и Бьюти, постепенно превращается в масштабное полотно. Потерявшая родителей белая девочка и пытающаяся отыскать дочь чернокожая женщина оказываются в самом центре исторической бури.

«Дело в том, что жизни девятилетней Робин из благополучной белой семьи и чернокожей Бьюти, матери троих детей, вообще никогда не должны были пересечься, — рассказал Forbes Life главный редактор «Фантом Пресс» Игорь Алюков. — Робин скучает в шахтерском пригороде Йоханнесбурга, а Бьюти изо всех сил пытается в одиночку поднять детей. Но восстание школьников, вышедших на улицы города с протестами против порядков апартеида, сметает привычное существование, и Робин с Бьюти оказываются в одном доме, а их судьбы тесно переплетаются. Робин, умная и предприимчивая, обожающая книги про сыщиков, твердо настроена стать детективом. И такая возможность ей предоставляется: Бьюти явно что-то скрывает и не менее явно нуждается в помощи. И Робин начинает действовать, не сознавая, к каким трагичным последствиям может привести ее игра. Поиски правды, начавшись как игра, постепенно превратятся в путешествие самопознания, в дорогу к правде и искуплению. Роман Бьянки Мараис с интригующе непредсказуемым сюжетом, полный теплого юмора и обаяния, — идеальное чтение для всех, кто полюбил «Убить пересмешника» Харпер Ли, «Прислугу» Кэтрин Стокетт и «Бегущего за ветром» Халеда Хоссейни».

«Буква на снегу», Михаил Шишкин

Издательство: «Редакция Елены Шубиной»

Дата выхода: май

От Михаила Шишкина, мастера прозы и безупречного стилиста, читатели давно ждут большого романа. Между букеровским «Взятием Измаила» и получившим «Нацбест» и «Большую книгу» «Венериным волосом» прошло пять лет, еще через пять Шишкин написал «Письмовник», который тоже получил «Большую книгу» 2010 года, в том числе в народном голосовании. Но дальше закономерность прервалась: в 2017-м у Шишкина вышел сборник рассказов и эссе «Пальто с хлястиком», и новая книга — «Буква на снегу» — тоже не роман, а три литературоведческих эссе.

«Она посвящена прозаикам Джеймсу Джойсу, Роберту Вальзеру и недавно ушедшему Владимиру Шарову, — комментирует издатель Елена Шубина. — Шишкин пишет об их биографии, произведениях, связанных с ними историями, но главным героем его текстов всегда остается Слово. Буква на снегу».

«Название книги — «Буква на снегу», — поясняет Михаил Шишкин, — это отсылка к концовке эссе о Вальзере: На белом снежном поле его тело наминало букву какого-то нездешнего алфавита на пустом листе бумаги. Он сам стал своей последней буквой».

«Смерть сердца», Элизабет Боуэн

Издательство: «Фантом Пресс»

Дата выхода: май-июнь

Перевод с английского: Анастасия Завозова

«Элизабет Боуэн — участница знаменитого литературного кружка «Блумсбери» и ближайшая подруга Вирджинии Вулф, — рассказал Forbes Life главный редактор издательства «Фантом Пресс» Игорь Алюков. — «Смерть сердца» — история юной девушки, противостоящей своей семье, это история Золушки, где в роли злой мачехи и несносных сестер выступают косность и отчужденность общества. Это роман взросления и роман нравов, написанный прозрачным классическим языком, щемящий и ироничный».

В России «Смерть сердца» никогда не издавали, как и другие книги Боуэн (разве что в 1984 году журнал «Иностранная литература» выпускал сборник ее рассказов «Плющ оплел ступени»). Меж тем ирландка Элизабет Боуэн — признанный классик ХХ века и командор ордена Британской империи. В 2015 году компания BBC составила список 100 самых важных британских романов за всю историю, опросив самых влиятельных книжных критиков из разных стран (за исключением самой Великобритании). Так вот «Смерть сердца» заняла 88-е место.

На русский язык книгу перевела Анастасия Завозова, она же и рассказала нам о романе: «Смерть сердца» Элизабет Боуэн — это такая типичная тихая британская проза о громких вещах, которую — из-за этой ее тишины и внешней сухости — очень трудно переводить. Боуэн пишет где-то на стыке творческих методов Вирджинии Вулф и Ивлина Во: там, где она описывает природу или важную для книги смену сезонов, она скорее ближе к текучему стилю Вулф. Там, где она описывает общественные нравы и за абсурдом прячет страшное, Боуэн напоминает Во. Но не стоит думать, что как писательница она что-то несамостоятельное и вторичное. Боуэн очень хорошо умеет работать с полутонами. Ее текст еще и потому был сложен для перевода, что она может выстроить диалог о погоде как жуткую психологическую драму, когда ее герои, обмениваясь какими-нибудь банальностями, на самом деле режут друг друга словами по живому».

«Нож», Ю Несбё

Издательство: «Азбука»

Дата выхода: лето

Перевод с норвежского: Екатерина Лавринайтис

Главный детективщик Скандинавии Ю Несбё всерьез вернулся к своему лучшему герою. Двухметровый алкоголик в завязке, гениальный полицейский Харри Холе, который принес своему автору престижную премию «Стеклянный ключ» в номинации «Лучший скандинавский детективный роман» и всемирную известность, берется за свое двенадцатое дело. О том, что новой книге быть, внимательные читатели догадались по драматическому открытому финалу одиннадцатого романа «Жажда». И не ошиблись.

«Блестящие книги норвежского писателя и музыканта Ю Несбё оспаривают утверждение, что криминальному жанру нечего делать в большой литературе, — отмечает Янина Жухлина, редактор издательства «Азбука». — В 2017 году после долгого перерыва вышел в свет одиннадцатый роман из серии о «плохом хорошем человеке» и детективе Харри Холе, и возвращение любимого героя к читателю критики назвали триумфальным. Финал «Жажды» был открытым, любителям скандинавского триллера пришлось запастись терпением в ожидании продолжения. Тем не менее Ю Несбё сдержал обещание, данное на Theakston Old Peculier Crime Writing Festival, и следующая книга о Харри Холе уже написана. По-норвежски роман называется «Нож», он уже переведен на русский язык. Говорящее название — где нож, там и кровная месть. Впрочем, во время своего выступления автор не позволил себе ни одного спойлера, не буду делать этого и я. Можно лишь вообразить, как Харри просыпается и видит свою руку, обагренную кровью…»

«Моя борьба», Карл Уве Кнаусгор

Издательство: «Синдбад»

Дата выхода: июнь и ноябрь

Перевод с норвежского: Инна Стеблова, Ольга Дробот

Карл Уве Кнаусгор интересен уже тем, что его огромные автобиографические книги почему-то стали невероятно популярны. Когда в пятимиллионной Норвегии было продано 500 000 книг Кнаусгора, им заинтересовались в других странах. Шеститомник «Моя борьба» вызвал массу вопросов и названием, и слишком откровенными рассказами о частной жизни автора, членов его семьи и друзей. Но оказалось, именно этот бесконечный я-нарратив и новая искренность завораживают читателей так же, как древние скандинавские саги, где речь традиционно идет о семье, роде и дружеских связях. За свой по-настоящему гигантский цикл романов «Моя борьба» (только в первых двух томах больше трех тысяч страниц) Кнаусгор получил в 2017 году престижную Иерусалимскую премию по литературе с формулировкой «автор выражает в своих работах свободу личности в обществе». Кнаусгор, которому на тот момент было 48 лет, стал самым молодым обладателем награды и ее первым скандинавским лауреатом.

Первые две книги шеститомника выйдут в издательстве «Синдбад» в июне и ноябре соответственно. Forbes Life о необычном повествовании рассказала Ольга Дробот, скандинавист, переводчик второго тома: «Вторая часть «Моей борьбы» Кнаусгора вышла в Америке под название Man in Love, и она, на мой взгляд, светлее первой. Здесь речь об отношениях, о мужской дружбе и о любви к женщине, о «начать все сначала» после разрыва. Большая часть книги — рождение ребенка, и как мужчина переживает это событие, само свое отцовство, беременность женщины. Кнаусгор обладает даром писать захватывающе о чем угодно, но если Чехов готов был сочинить о попавшейся на глаза пепельнице короткий рассказ, то у Кнаусгора вышло бы страниц сто, его мысль цепляется за каждое слово и пускается в новые рассуждения, петляя и обрастая массой подробностей; чем-то его стиль похож на лонгриды ЖЖ. Большая часть притягательности романа — сам язык писателя, ритмичный, энергичный, упругий, использующий возможности норвежского синтаксиса и словообразования на все сто. Так что для переводчика на русский это адреналиновый кошмар, даже если оставить за скобками непреложный факт, что всякое норвежское слово вдвое длиннее русского».

«Чертеж Ньютона», Александр Иличевский

Издательство: «Редакция Елены Шубиной»

Дата выхода: осень

После больших и ярких романов «Матисс» (премия «Руский Букер» 2007-го) и «Перс» («Большая книга» 2010-го) физик и лирик Александр Иличевский нечасто баловал читателей большой формой, а в последние годы и вовсе перешел на эссе и рассказы. «Чертеж Ньютона» — роман, которого долго ждали. «Сам автор называет свое новое сочинение романом-апокрифом об утраченном отце. Место действия: Москва, Памир, Невада, Иерусалим», — написала о рукописи редактор Елена Шубина.

По просьбе Forbes Life Александр Иличевский рассказал о книге чуть подробнее: «Герой романа «Чертеж Ньютона», московский физик, убежден, что Вселенная состоит из потоков данных и что ценность всякого явления или сущности определяется их вкладом в обработку данных. Герой убежден, что тот клинч, в который вошли наука и религия, символизируется в фигуре Исаака Ньютона и может разрешиться только синтезом науки о сознании и естествознания, творческой суммой человека и Вселенной, благодаря чему возникнет новая теология. Он совершает три больших путешествия в разных концах планеты, ведущие к одной цели — поискам в Иерусалиме исчезнувшего отца. Герой пересекает на машине Неваду и Юту. Вскоре попытка получить данные наблюдений заброшенной советской лаборатории приводят его на Памир. Затем он вынужден снова сорваться в дорогу: в Иерусалиме бесследно пропал его отец, известный поэт, мечтатель, бродяга, кумир творческих тусовок, знаток древней истории Святой земли. Иерусалим становится одним из главных действующих лиц романа, в этом городе находят свое воплощение идеи, вынашиваемые героем».

«Молочник», Анна Бернс

Издательство: «Эксмо»

Дата выхода: ноябрь

Перевод с английского: Григорий Крылов

Совсем свежий букеровский роман 56-летней ирландки — история о намеренной глухоте и бездействии в жутковатой атмосфере слухов и сплетен. Читать его будет непросто: свою четвертую книгу «Молочник» неизвестная прежде в России (да и в Европе) Анна Бернс написала в форме беспрерывного внутреннего монолога заурядной 18-летней девушки. О себе героиня говорит мало, других называет по родственным отношениям, прозвищам или профессиям. Мысль развивается по спирали и редко делится на абзацы. Действие «Молочника» происходит в неназванном городе в неназванное время, но по определенным деталям ясно, что это родной для Бернс Белфаст 1970-х годов. Речь идет о периоде ирландской смуты, когда республиканцы вели сопротивление за отсоединение Северной Ирландии. Впрямую Бернс не говорит о насилии и жестокости того времени, но в романе все пронизано подозрительностью, недоверием, страхом. Каждый боится, что его примут за стукача или заподозрят в сочувствии британцам, при этом в открытую помогать Армии сопротивления никто не желает. Героиня работает в городе, а живет в пригороде с матерью и сестрами (себя она называет средней сестрой), любит читать на ходу и старается по мере сил держаться в стороне от политики. В жизни девушки все меняется, когда ее начинает преследовать Молочник, незнакомый мужчина средних лет, про которого мало что известно. Он появляется в самых неожиданных местах и дает понять героине, что ему многое известно о ее жизни.

«Анна Бернс когда-то изучала в университете русскую литературу, а теперь написала вполне себе гоголевский роман (да и сам Гоголь дважды упоминается в тексте), — рассказал Forbes Life Дмитрий Обгольц, редактор группы современной зарубежной прозы «Эксмо». — Как бы ни пытались пригвоздить эту книгу к пресловутому «здесь и сейчас», она легко ускользает от любой «повестки дня». Написанный нарочито сложно «Молочник» будет и испытанием, и отдушиной для тех, кто устал от книг-однодневок».

«Хизер превыше всего», Мэттью Вайнер

Издательство: «Синдбад»

Дата выхода: осень

Перевод с английского: Наталья Добробабенко

Голливудский сценарист, автор драматического сериала «Безумцы» и соавтор «Клана Сопрано» Мэтт Вайнер, многократный лауреат премии Гильдии сценаристов США и обладатель девяти «Эмми», решился на прозу. The Guardian называет дебютный роман Вайнера «аллегорией распада современной американской жизни». История пары средних лет, которые поженились «на безрыбье», но неожиданно для себя родили дивную, ангельски прелестную дочь. По большому счету, вся суть их совместной жизни свелась к тому, чтобы быть родителями Хизер. Параллельно Вайнер рассказывает историю чернорабочего, сына наркоманки, имевшего проблемы с законом. Разумеется, их судьбы пересекутся, причем довольно неожиданным образом. По мнению критиков, в своей суховатой прозе Мэтт Вайнер умудрился показать всю суть современной Америки, которая «раздувается от самодовольства либерального среднего класса и кипит от ярости и паранойи тех, кем пренебрегли».

«Я думаю, что первый роман автора суперпопулярных «Безумцев» Мэтта Вайнера однозначно вызовет интерес, — рассказала Forbes Life Ирина Бачкало, купившая права на книгу Вайнера для «Синдбада». — От него в первую очередь ждешь хлестких диалогов, сюжетных крючков, на которые он подсадил зрителей «Безумцев», но нет. Свой первый, не очень большой по объему роман он решил совсем в другой манере. Это камерная история, разыгранная, в общем-то, на четверых персонажей. Диалоги введены в текст и в основном идут в качестве монологов. Обеспеченная американская семья — мама, папа и их дочь-подросток Хизер — живет в престижном районе Манхэттена. В пентхаусе прямо над ними начинается ремонт, и один из рабочих, Бобби, становится как раз четвертым в этой истории. Отец переживает кризис среднего возраста, к тому же он и сам по себе не очень интересный человек без яркого характера, такой рохля. Он подавал большие надежды и, в общем, даже многого добился, но к разочарованию его жены совсем не того, о чем они мечтали. Жена ему тоже как-то поднадоела. Дочь начинает от него отдаляться. Интонационно члены этой семьи напоминают мне фильм «Красота по-американски». И вот когда в пентхаусе над ними начинается ремонт и появляются рабочие, отец видит, как один из них эротически напряженно наблюдает за его дочерью-подростком. В нем просыпается мужская решительность, намерение защитить свою дочь, и в этом он видит в том числе возможность снова почувствовать себя сильным и значимым. Он бросается выполнять эту миссию чуть ли не с яростью. «Хизер превыше всего» — довольно интенсивное чтение, где поднимаются проблемы социальной несправедливости, брака, воспитания, и все это с весьма неожиданным финалом».

«Воображаемый друг», Стивен Чбоски

Издательство: «Эксмо»

Дата выхода: ноябрь

Перевод с английского: Елена Петрова

Стивен Чбоски стал явлением американской литературы 20 лет назад, когда написал довольно скандальный и активно обсуждаемый подростковый роман «Хорошо быть тихоней», который тут же окрестили «Над пропастью во ржи» для новых времен». Тогда написанная Чбоски история взросления интеллигентного американского школьника, страдающего шизофренией, который пишет письма вымышленному другу, на год попала в список бестселлеров по версии New York Times. С тех пор «Хорошо быть тихоней» издали на 30 с лишним языках и признали современной классикой. В России первый роман Чбоски вышел гораздо позднее, в 2013 году, после авторской экранизации со звездой поттерианы Эммой Уотсон.

О том, что Стивен Чбоски пишет долгожданный второй роман, стало известно в феврале 2018 года. Писатель рассказал, что пишет хоррор для взрослых «Воображаемый друг». В центре сюжета мать-одиночка Кейт Риз, которая переезжает в другой город в поисках лучшей доли для себя и своего сына Кристофера. На новом месте мальчик внезапно исчезнет на шесть долгих дней, а потом вернется целым и невредимым и расскажет матери про странный голос, который слышит только он. Этот голос предупреждает о надвигающейся катастрофе.

Forbes Life о романе рассказала Надежда Молитвина, редактор отдела фантастики «Эксмо»: «Автор экранизированного романа «Хорошо быть тихоней» Стивен Чбоски в своей новой книге «Воображаемый друг» искусно сочетает фантастику и хоррор с современной прозой, вечные проблемы максималистов-подростков с рациональным и взвешенным взглядом взрослого на другое поколение. Читатели ждали этот роман почти 20 лет и теперь смогут увидеть, как Чбоски мастерски решает самые острые конфликты большой литературы».

«Черный леопард, рыжий волк», Марлон Джеймс

Издательство: Fanzon

Дата выхода: ноябрь

Перевод с английского: Владимир Мисюченко

Ямайский писатель Марлон Джеймс, неожиданно для многих получивший Букеровскую премию 2015 года за «Краткую история семи убийств», написал фэнтези «Черный леопард, рыжий волк», которое все критики уже окрестили «африканской «Игрой престолов». На обложке английского издания напечатан отзыв писателя Нила Геймана («Американские боги»): «Опасная, порождающая галлюцинации первобытная Африка в романе Джеймса превращается в мир фэнтези уровня Толкина». Новый роман 48-летнего ямайца — первая часть трилогии «Темная звезда», навеянной африканскими мифами и легендами. Главный герой — наемник, который вместе с товарищами соглашается отыскать пропавшего мальчика. Поиски приведут их в древние города и непроходимые леса, обернутся столкновениями с монстрами и очень быстро заставят задаться вопросом, кто же этот мальчик, почему он пропал и отчего так много людей не хочет, чтобы его нашли.

Похожие мотивы уже встречались в первом романе Джеймса «Дьявол Джона Кроу» — тогда историю о вражде двух христианских проповедников в вымышленном городе Гивеаф в ямайской глуши отвергли 78 издательств. Автора критиковали за запредельное насилие, замешанное на ритуалах вуду. Но Марлон Джеймс долго ходил на курсы писательского мастерства романистки Кейли Джонс и вновь и вновь переписывал свой роман, пока не добился своего. Теперь он букеровский лауреат, который и сам ведет курсы креативного письма, к тому же, как читатель, обожает фэнтези, так что шансы у «Черного леопарда, рыжего волка» сразу были неплохие.

Сам Джеймс признается, что ради этого романа ему «пришлось радикально поменять свой подход к работе над текстом». И это сработало, рассказал Forbes Life Григорий Батанов, ведущий редактор отдела фантастики «Эксмо»: «Родившись в начале 1970-х годов в Кингстоне, столице Ямайки, он впитал дух социального вызова и вырос на ее музыке и, главное, африканских легендах древнего народа йоруба. Рэгги пронизан его букеровский роман «Краткая история семи убийств», посвященный покушению на Боба Марли. «Черный леопард, рыжий волк», открывающий новую трилогию, становится новым «Властелином колец» XXI века, в котором магию эльфов заменило вуду, а главный герой (или антигерой, как это свойственно постмодерну) отправляется в квест по панафриканским древним джунглям в поисках самого себя. Книгу уже поверхностно сравнивают с «Игрой престолов» Джорджа Мартина, но текст Марлона Джеймса гораздо глубже, он коренится не в романах, а в коллективном подсознательном человечества, вышедшего из этих джунглей и сохранившего в себе вечные образы и леопарда, и волка».

«Белла Германия», Даниэль Шпек

Издательство: «Фантом Пресс»

Дата выхода: осень

Перевод с немецкого: Ольга Боченкова

Это дебютный роман немецкого сценариста и специалиста по истории кино Даниэля Шпека, много лет живущего между Мюнхеном и Римом. «Белла Германия» продержалась в списке бестселлеров Spiegel 85 недель и признана самым успешным дебютом 2016 года.

«Это один из главных немецких бестселлеров последних трех лет, который называют «немецким ответом Ферранте», — рассказал Forbes Life главный редактор «Фантом Пресс» Игорь Алюков. — Большая немецко-итальянская семейная сага, начинающаяся в Милане 1950-х годов и завершающаяся в наши дни в Мюнхене, охватила три поколения. История, в равной степени происходящая в Италии и Германии, рассказывает о судьбе итальянских эмигрантов, перебравшихся в Германию, — по сути, о первых послевоенных гастарбайтерах, которые внесли немалый вклад в формирование современной Германии. Но прежде всего это роман о семье, любви, долге, хитросплетениях судьбы и роли случая в жизни. Безупречно написанный, полный тонкой иронии и самоиронии в адрес немцев и признания в любви к Италии».

Мюнхен, 2014 год. Перед молодым модельером Джулией внезапно появляется человек по имени Винсент, утверждающий, что он ее дедушка. «Он передал мне старую фотографию. Молодая пара перед Миланским собором. Женщина была с черными волосами и выглядела, как я. Как будто я смотрю прямо в зеркало. «Это Джульетта, — сказал он, — твоя бабушка».

Милан, 1954 год. Молодой Винсент, очарованный Италией, переезжает из Мюнхена в Милан на работу. Он встречает Джульетту — и это любовь с первого взгляда. Но она обещана другому. Трагическая любовь берет свое, а спустя десятилетия полностью меняет жизнь Джулии.

«Серотонин», Мишель Уэльбек

Издательство: Corpus

Дата выхода: ноябрь-декабрь

Перевод с французского: Мария Зонина

Серотонин — «гормон счастья», химический регулятор настроения и поведения. Проницательный Мишель Уэльбек называет так свой новый роман-утешение, который поначалу выглядит как хроника распада, летопись угасания европейской цивилизации. Уэльбек предлагает действовать по принципу «опускайся, пока не достигнешь дна, а потом оттолкнись — и всплывай». Рецепт главного французского провидца будет востребован, не сомневаются издатели: стартовый тираж французского издания огромен: 320 000 экземпляров. Le Perisien назвал вышедший в январе роман Уэльбека бомбой, а Le Monde — шедевром.

Героя и, как это часто бывает у Уэльбека, альтер эго автора зовут Флоран-Клод Лабруст. 46-летний агроном, сотрудник Министерства сельского хозяйства, холостой и бездетный, воспринимает мир философски благодаря чудодейственному антидепрессанту, поднимающему уровень серотонина в крови. Правда, жизнь все равно идет под откос: отношения с любовницей-японкой закончены, потому что антидепрессант начисто отбивает желание, карьера летит к чертям из-за плачевной ситуации на рынке мясо-молочных продуктов, все рушится. Если хорошо подумать, вернуть Лабрусту радость жизни могла бы только Камилла, единственная женщина, с которой он мог быть счастлив и которую потерял из-за идиотской измены. Но и тут все непросто.

«Флоран-Клод оправляется в путешествие на край ночи, доживать в «Швейцарскую Нормандию», провинцию у моря, суровый климат которой готовы выдержать лишь рыбаки и фермеры, последние из могикан, те, кого еще не до конца раздавила политика Евросоюза. Они много пьют, алкоголизм тут форма суицида. Иногда они не ограничиваются кальвадосом и прибегают к более решительным действиям — пуле в голову, как друг детства Лабруста, разорившийся gentleman-farmer Эмерик. Их протест против системы в романе тревожным образом напоминает оный желтых жилетов в реальности», — пишет в рецензии Зинаида Пронченко, прочитавшая роман на французском, и добавляет, что в «Серотонине», где современной Европе досталось по полной программе за все просчеты последнего времени (история с Путиным, Солсбери и шпилем тоже есть), «каждое слово — безапелляционный приговор».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.