Le Monde (Франция): в Африке Китай инвестирует в основном в ископаемые виды топлива, которые загрязняют окружающую среду

Более половины африканцев не имеют доступа к электричеству. В Африке южнее Сахары его лишены 63% сельского населения. На континенте электричество стоит в три раза дороже, чем в Европе или США, что отчасти объясняет задержку индустриализации. Из-за дефицита электроэнергии темпы экономического роста Африки ежегодно замедляются на 2-4 процентных пункта. И наоборот, полная электрификация континента, согласно оценкам, в течение пятнадцати лет увеличит его ежегодные темпы экономического развития на 10-15%.

Китай финансирует большую часть новых проектов по выработке электроэнергии в страны Черной Африки. С 2014 по 2017 год китайские банки вкладывали в среднем по 5 миллиардов долларов ежегодно в энергетические проекты, что сделало Пекин главным производителем электроэнергии в регионе. Инвестиции растут по мере создания инфраструктуры «Нового шелкового пути». Этот титанический проект, предполагающий строительство портов, автомобильных и железных дорог и образование особых экономических зон по всему миру, не может функционировать без энергии. Финансируя и строя электрические сети в Африке, Китай работает «под ключ».

Однако вместо финансирования «зеленых» проектов Китай преимущественно инвестирует в инициативы, которые предусматривают использование ископаемых видов топлива и загрязняют окружающую среду. Почему? Потому что эти инвестиции служат его экономическим интересам и позволяют китайцам экспортировать свой уголь и свои технологии. Как это ни парадоксально, Пекин — крупнейший в мире инвестор в экологические проекты — одновременно признается самым загрязненным городом на планете. Китайская экономика по-прежнему в значительной мере зависит от угля, тем не менее, вкладывая значительные средства в солнечную, ветряную и гидроэнергетику, Пекин стал главным производителем чистой энергии в мире.

Проявляя все большую заботу об экологичном производстве, Китай вместе с тем все сильнее загрязняет воздух своих африканских партнеров. В настоящее время четверть от всех угольных электростанций в мире (за пределами Поднебесной) строятся или финансируются китайскими компаниями. Большая часть угля, используемого для производства электроэнергии, будет поступать или уже поступает из Китая. Промышленность Китая, крупнейшего в мире производителя угля, страдает от избыточных мощностей. На родине китайцы сокращают использование угля в виду того, что он слишком загрязняет окружающую среду, поэтому на нем будут работать африканские электростанции.

Последний доклад Института экономики энергетики и финансового анализа (Institute for Energy Economics and Financial Analysis) обратил внимание на подобную противоречивость пекинской политики и экологические риски, которые связаны с концепцией «Нового шелкового пути». В докладе говорится о том, что Китай уже выделил более 21 миллиарда долларов на финансирование деятельности угольных тепловых электростанций, суммарный объем мощностей которых составил 30 гигаватт.

КонтекстProject Syndicate: Китай разрушил мифы о последствиях экономического ростаProject Syndicate30.12.2018Новый шелковый путь: финансовые риски для Китая (Le Monde)Le Monde06.12.2018Asia Times: Запад дает России и Китаю свободу в Зимбабве и во всей АфрикеAsia Times25.01.2019

Согласно докладу, две трети электростанций, которые строятся китайцами в Южной Африке, Зимбабве, Кении, Танзании, Гане и Мадагаскаре, считаются «опасными» или «очень опасными» для окружающей среды. Все тепловые электростанции в Кении, Гане и Кот-д’Ивуаре финансируются и строятся за счет Китая. В ЮАР и Зимбабве китайский вклад в производство электроэнергии на ТЭС достигает 75 %.

Недавно в ЮАР Китайский банк развития подписал договор о предоставлении 4 миллиардов долларов на строительство двух крупных угольных электростанций: Кусиле (Kusile) и Медупи (Medupi). В Зимбабве четыре угольных завода строятся на китайские займы в размере 2 миллиардов долларов. Зимбабве, которое тратит 5 миллионов долларов в неделю на импорт электроэнергии из Южной Африки и Мозамбика, безусловно, нуждается в этой помощи, но она могло бы быть и более экологичной.

В то же время китайцы экспортируют свои экологически чистые технологии: солнечные батареи, ветровые установки, гидроэлектро- и атомные электростанции. Однако генерация энергии, так необходимой для экономического роста, ведется в основном за счет невозобновляемых источников. Африка получает три четверти энергии за счет ископаемых видов топлива, использование которых сопровождается выбросом парниковых газов в атмосферу.

Тем не менее с 2009 года Китай, намечая приоритеты сотрудничества с Африкой, систематически подчеркивает важность возобновляемых источников энергии. Уже в 2009 году премьер-министр КНР Вэнь Цзябао инициировал осуществление плана «Сто чистых электростанций для Африки». А во время энергетического форума, который прошел в сентябре 2018 в рамках саммита Китай-Африка, страна пообещала повысить число инвестиций в возобновляемые виды энергии. Хоть китайцы и строят из себя прилежных учеников на международных саммитах, а также могут похвастаться тем, что занимают место крупнейшего в мире инвестора в возобновляемую энергетику, эти достижения имеют мало общего с их деятельностью на африканском континенте.

Мы знаем, как трудно бывает найти дорогу назад. Как только страна попадает в зависимость от ископаемых видов топлива для производства электроэнергии, обеспечение перехода к возобновляемым источникам энергии становится еще более сложной и дорогой задачей. Европа в этом кое-что понимает. Кроме того, инвестируя огромные суммы в «зеленую» экономику, китайская промышленность по-прежнему сильно зависит от угля, а ее предприятия выбрасывают самое большое количество парниковых газов в мире.

Анализ показал, что затраты на большинство африканских проектов в области теплоэнергетики стоят дороже своих аналогов, поскольку для добычи угля в Африке или его импорта необходимо обычно с нуля создавать инфраструктуру, что к тому же обуславливает долгосрочную структурную зависимость экономики. Треть строящихся заводов на континенте — это китайско-африканские совместные предприятия, которые становятся все более прибыльными для Пекина и предполагают экспорт угля в Африку.

Большинство китайских игроков — это государственные субъекты. Пока «Банк развития Китая» и «Эксимбанк» выдают кредиты, Государственная сетевая корпорация Китая (State Grid Corporation of China) заботится о создании инфраструктуры, а Государственная энергетическая инвестиционная корпорация (State Power Investment Corporation) и корпорация «Хуадянь» (Huadian Corporation)отвечают за производство электроэнергии. Таким образом, китайское правительство принимает непосредственное участие в происходящем, и именно ему следует искать другие способы ведения бизнеса, безопасные для окружающей среды.

Если Китай действительно хочет стать одним из мировых лидеров в борьбе с глобальным потеплением и выполнить обязательства, взятые на себя на международных саммитах, ему необходимо действовать в рамках экологической политики и в Африке. На сегодняшний день Китай остается единственной страной, которая способна строить «зеленые» сети и инвестировать в будущее континента.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.