Der Spiegel (Германия): как Россия зарабатывает миллиарды на сделках с IT

«Россия —  это Нигерия в снегу». Это сказал однажды сооснователь компании «Гугл» (Google) Сергей Брин в контексте экономической отсталости и зависимости России от сырьевого экспорта и коррупционных связей. Эта жесткая фраза часто цитируется, когда речь идет об экономике России. На российских интернет-форумах придумали слово «Снегерия» —  символ отсталости страны во многих областях.

Но это только часть правды. В тени таких государственных гигантов, как Газпром и Роснефть, в России появилась процветающая сфера информационных технологий. Ее подъем —  вероятно, самый знаменательный успех российской экономики после распада СССР. Хотя дела идут хорошо и у оружейников, и в сельском хозяйстве, но эти сферы поддерживаются субсидиями государства.

Сфера информационных технологий, напротив, растет, несмотря на значительное сопротивление со стороны политики. Согласно данным консалтинговой компании «Руссофт», экспорт в этой отрасли с 2002 года вырос примерно в 25 раз —  с 345 миллионов до 8,5 миллиардов долларов в 2017 году.

Это не случайность. Фундамент для процветания сферы информационных технологий был заложен, когда еще никто от Калининграда до Владивостока не знал в советское время, что такое компьютер. Коммунистическое руководство систематически продвигало математические таланты. Многие российские школы до сих пор делают большой упор на математику и тем самым закладывают основу для обучения успешных программистов. Для многих молодых россиян это привлекательная профессия: хороший программист зарабатывает в Москве порядка 250 тысяч рублей, это примерно в три раза выше средней зарплаты в городе.

Из этого уже извлекли выгоду российские интернет-концерны, которым удалось сдержать американских конкурентов, таких как «Гугл» или «Фейсбук». В рунете лидерами рынка являются поисковая система «Яндекс», холдинг «Мэйл.ру» и социальная сеть «Вконтакте».

Это заслуживает внимания еще и по той причине, что ни одной другой европейской стране не удалось построить IT-концерны, способные конкурировать с компаниями из США. Среди 25 самых посещаемых сайтов мира, по данным «Симиларвеб» (SimilarWeb), 19 американских, два китайских и четыре российских.

Но эти данные показывают и некоторые слабые стороны. Так, «Вконтакте» и другие компании в своих отраслях хотя и являются лидерами на российском рынке, но на международном уровне их успех довольно ограничен. От 85 до 90% их пользователей —  из России или приграничных стран. Только «Яндекс» попытался закрепиться за рубежом. В 2012 году компания открыла офис в Стамбуле. Несмотря на это, доля на рынке в Турции составляет 4%.

Между тем растет количество российских стартапов, которые рассматривают российский рынок как трамплин для выхода на мировой. Например, компания «Додо пицца» из Москвы, которая разработала сложную IT-систему для франчайзинга. В 2019 году она планирует открыть рестораны в Германии.

Свои возможности демонстрирует и компания «Скайэнг» (Skyeng), которая при помощи цифровых технологий планирует изменить другую область — рынок обучения иностранным языкам.

КонтекстHandelsblatt: кто мешает России развивать высокие технологии?Handelsblatt19.02.2019Россия — империя стартаповForbes21.06.2018Алиса — суперженщина из РоссииAftenposten23.11.2017«Скайэнг» —  онлайн-платформа, которая объединяет в одном месте молодых, хорошо образованных преподавателей английского языка из российской провинции и учеников, которым нужны дополнительные уроки. Занятие проходит по Скайпу: учитель дает задания, а ученик отвечает письменно или устно.

Используется программное обеспечение, которое автоматически распознает самые частотные ошибки ученика и дает рекомендации и учебный материал преподавателю. Компания также разработала приложение, которое позволяет ученикам отмечать в таких стриминговых сервисах, как «Нетфликс» (Netflix), или в статьях в интернете незнакомые слова на английском языке.

Затем слова автоматически включаются в личные словари учеников и отправляются учителю. Цель —  сделать из занятий по английскому языку «стандартный продукт с четко прослеживаемым качеством», объясняет основатель компании «Скайэнг» Александр Ларьяновский. Прежде чем вложить 300 тысяч долларов личных средств в этот проект, он был менеджером «Яндекса», где отвечал за международную деятельность компании. С момента последнего этапа финансирования инвесторы оценивают стоимость «Скайэнг» в 100 миллионов долларов.

Мирового успеха добилась и московская компания «Груп Ай-би» (Group IB), специализирующаяся на компьютерной безопасности. Ее основал студент Илья Сачков. 280 сотрудников сидят в Москве за тяжелыми стальными дверями, но действуют при этом по всему миру. В число клиентов компании входят «Майкрософт» (Microsoft), «Американ тобакко» (American Tobacco) и «Дэ-ха-эль» (DHL).

И «Европол» (Europol) заключил в 2015 году соглашение о сотрудничестве с компанией Сачкова, несмотря на начало войны на Украине. С «Интерполом» (Interpol) также ведется совместная работа. Американский журнал «Форбс» (Forbes) в 2016 году включил Сачкова в список 30 крупнейших талантов IT-бизнеса во всем мире.

Неслучайно именно в России успешные стартапы выстраивают зачастую молодые предприниматели, говорит основатель «Додо пицца» Федор Овчинников. У страны есть преимущества, которые поначалу кажутся странными и неочевидными. На переговорах с западными партнерами он часто отмечает одно различие. Молодые россияне скорее готовы пойти на риски, в том числе потому, что им не так много терять, как коллегам на Западе. В Европе все, напротив, «поначалу волнуются, достаточно ли у них опыта для следующего шага, постоянно думают о возможном банкротстве. Наши люди делают больше попыток».

Но у бума есть и другая сторона. Российские политики за последние годы стали сильнее контролировать интернет. Кремль применяет к IT-концернам такие же методы контроля, как и к другим стратегически важным сферам. Группа «Мэйл.ру» контролируется близким к Кремлю олигархом, магнатом Алишером Усмановым. В «Яндексе» возглавляемый бывшим министром экономики Германом Грефом Сбербанк держит так называемую «золотую акцию», которая дает право заблокировать продажу свыше 25% акций компании.

Неуступчивого основателя «Вконтакте» сначала вытеснили из компании, а потом и из страны. С сентября ее возглавляет некий Борис Добродеев. Появление этой фигуры несколько напоминает о таких методах, как связи, при помощи которых распределяются посты в российских государственных концернах. Добродеев — отпрыск влиятельного номенклатурного клана. Его отец — глава государственного телевизионного холдинга ВГТРК.

Климат становится все более суровым, что влечет за собой последствия для отрасли и для всей страны. В российских компаниях в сфере информационных технологий продолжается утечка кадров, начавшаяся в прошлые годы. Эта новая волна несопоставима, однако, по абсолютным показателям с миграционной волной 90-х годов. Тогда страну покинули миллионы россиян. В 2016 году отток, по данным Росстата, составил только порядка 60 тысяч человек.

Беспокойство вызывает высокая доля хорошо образованных специалистов среди эмигрантов. По оценкам российской президентской академии, доля эмигрантов с университетским дипломом — в зависимости от страны назначения — составляет до 70%. Четверть респондентов указали в опросе в качестве причины отъезда политический климат в стране.

Для IT-отрасли в России это острая проблема, потому что молодые программисты и стартап-предприниматели особенно мобильны. Многие компании могут без проблем оказывать свои услуги из другой страны. Отраслевые СМИ, например, популярный в IT-сфере сайт VC.ru, активно пишут об опыте уехавших из страны. Вот заголовки таких статей: «Что нужно знать об интернет-бизнесе в Таиланде», «Некоторые нюансы работы в Бразилии».

Работу стартапов подрывает и геополитика. Мировая сеть филиалов «Додо пицца» служит тому примером. Компания поначалу планомерно обосновывалась в российских регионах и только недавно начала завоевывать сложный рынок московской столицы. Компания представлена также в некоторых соседних странах, открыта одна точка на британском побережье и три — рядом с Миссисипи, в континентальной части США.

Федор Овчинников открыл их в период высокой нестабильности. В 2014 году Россия развязала войну на востоке Украины, затем цены на нефть и курс рубля резко упали, россияне потеряли в среднем около трети свой покупательной способности, а в США зазвучали голоса о необходимости отключить российские банки от международной межбанковской системы СВИФТ (SWIFT). «Я подумал: если так пойдет дальше, у меня завтра больше не будет денег для моих людей», — вспоминает Овчинников. Поэтому он предпочел выйти на американский рынок. Пока он называет «крошечную американскую сеть» «колонией на Марсе, в которой мы при необходимости сможем выжить».

Схожий шаг предстоит и московской IT-компании «Груп Ай-би». В октябре она заявила об инвестировании 30 миллионов долларов в строительство новой глобальной штаб-квартиры в Сингапуре. Там должны появиться 90 новых рабочих мест: 15 сотрудников переедут из Москвы в Юго-Восточную Азию. Основатель компании Сачков и без того больше не рассматривает свою фирму как типично российскую. «Отличная фирма действует вне зависимости от места, в котором находится ее офис», —  говорит он.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

грузовые перевозки

railline.org

Захламленная квартира

kalta.ru

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.