Deník N (Чехия): «Загрязненная российская нефть вызвала тревожные вопросы. Я не помню инцидента таких масштабов и при таких странных обстоятельствах»

Украина обладает огромным потенциалом в области энергосбережения. Если бы их тяжелая и химическая промышленность потребляла столько же энергии, сколько подобные заводы в развитых странах, и если бы энергопотребление их домохозяйств, прежде всего потребление тепла, было сопоставимо с нашим, то украинцы могли бы экспортировать свой газ, а не ввозить его из России и Европы, уверен эксперт в области энергетики Карел Гирман.

Согласно обнародованной на сегодня информации, в нефтепровод «Дружба» в российской Самаре попало около одного миллиона тонн нефти, загрязненной органическим хлором. Некоторые небольшие российские добывающие компании используют его для интенсификации добычи на бедных месторождениях. Однако потом нефть необходимо очищать от этого хлора перед тем, как закачать ее в нефтепровод, так как он очень агрессивный и едкий и вредит оборудованию НПЗ. Очистки же явно не произвели, и загрязненная нефть успела достичь Белоруссии и ее НПЗ. Там все и выяснилось. Объяснения россиян и вообще их последняя реакция показались мне как минимум странными.

— Это «объяснение» государственной нефтяной компании «Транснефть», которая является оператором всех российских нефтепроводов, просто шокирует. Получается, что на самом деле компания не контролирует эту жизненно и стратегически важную инфраструктуру, которая приносит России основной доход.

Если все так, то просто загадка, почему президент Путин до сих пор не отдал распоряжение спецслужбам вмешаться. Вместо этого, по его собственным словам, он доверил расследование самой «Транснефти». Встает логичный вопрос: кто мог бы совершить диверсию и зачем? Учитывая размах и степень загрязненности, процесс был затяжной и масштабный. Но небольшие российские компании добывают за целый год в лучшем случае всего несколько сотен тысяч тонн нефти, и подавляющее большинство из них — именно из-за низкого качества нефти — не получает доступа к экспортным нефтепроводам, включая «Дружбу».

В общем, все прозвучавшие объяснения «Транснефти» и официальная реакция Москвы вызывают множество тревожных вопросов, особенно если учесть момент, когда произошел инцидент.

— Во-первых, все произошло в тот момент, когда между Москвой и Киевом начала расти торговая и политическая напряженность. То же можно сказать об отношениях Москвы и Минска. Буквально за пару дней до обнаружения загрязненной нефти Москва резко ужесточила экспорт нефти и топлива на Украину (причем значительную их часть украинцы импортируют именно из Белоруссии). Одновременно Москва запретила импорт фруктов из Белоруссии, с которой у нее общий рынок.

Белорусский президент Лукашенко немедленно и публично заявил Москве, что белорусский участок «Дружбы» может подвергнуться капитальной реконструкции, что значительно снизило бы его пропускную способность. В прошлом году Россия через Белоруссию отправила в Европу и самим белорусам в общей сложности 60 миллионов тонн нефти.

— Раньше я уже откровенно говорил, что ближайшая стратегическая цель Путина заключается в полном поглощении Белоруссии. Так Путин хочет снова повысить свой рейтинг внутри страны, который быстро падает из-за снижения уровня жизни, и вернуть себе стратегическую инициативу в Европе и в том, что касается Украины.

Если вернуться к по-прежнему официальной позиции «Транснефти», которая утверждает, что загрязнение было умышленным, то снова невольно напрашивается вопрос: кто это сделал и с какой целью? Если цель состояла в том, чтобы навредить белорусским НПЗ и одновременно белорусской экономике, а также ослабить Лукашенко, чтобы он стал послушнее, то попытка оказалась весьма успешной. Однако совершить подобное какая-то коммерческая структура не могла, не говоря уже о мелком российском добытчике.

КонтекстКак избавиться от загрязненной российской нефти (Bloomberg)Bloomberg03.05.2019Санкции на иранскую нефть совпали с загрязнением поставок из России. Нефтяной шок? (Bloomberg)Bloomberg29.04.2019Javan: российские газопроводы — барьеры против гегемонии СШАJavan29.04.2019Bloomberg: гигантский трубопровод советских времен заполнен грязной нефтьюBloomberg27.04.2019

Кроме того, нужно понимать, что у «Транснефти» работает отлаженная система контроля качества нефти в ее нефтепроводах, а загрязненная нефть в огромных количествах (миллион тонн) поступала из Самары в Белоруссию примерно две — три недели. Трудно поверить, что профессиональные техники и оборудование «Транснефти» дали такой фатальный сбой. Если это все-таки случилось, то в будущем есть большой риск, что все повторится. Если же причины были другими, то этот риск еще выше.

— В конце прошлой недели в Минске состоялась рабочая встреча операторов национальных отрезков «Дружбы» из России, Белоруссии и Украины. Согласно обнародованной информации, на встрече о компенсации белорусам речи не шло, хотя, по их же словам, ущерб в виде поврежденного оборудования НПЗ и убытков при продаже продуктов достигает ста миллионов долларов.

— К нам загрязненная нефть, к счастью, не попала, поскольку ее остановили еще на белорусском отрезке «Дружбы». Но Slovnaft и другие центральноевропейские компании могут потребовать у своих поставщиков российской нефти компенсации за неосуществленные поставки, так как перебой затянется, вероятно, на несколько недель (чистое топливо из России 2 мая вернулось в нефтепровод прим.ред).

— Да, загрязненная нефть появилась именно в тот момент, когда на мировых нефтяных рынках растет напряженность из-за американских санкций, нацеленных против иранской нефти, а также из-за кризиса в Венесуэле, Ливии и Судане. Поэтому цена нефти марки Brent достигла своего максимума за последние полгода — 75 долларов за баррель.

Мы знаем, что каждое повышение на доллар приносит России дополнительные четыре миллиарда долларов в год от экспорта нефти и нефтепродуктов и плюс миллиарды от экспорта газа. Однако недавно были опубликованы последние данные о рекордной добыче сланцевого газа в США, и президент Трамп объявил о соглашении о наращивании объемов добычи нефти с саудовцами и другими производителями именно в связи с проблемой Ирана. Так буквально за пару часов цена на нефть упала до первоначальных 70 долларов.

Нужно понимать, что и ОПЕК, и другие производители располагают большими резервными возможностями в области добычи, и если они ими воспользуются, то цена, в том числе благодаря замедлению мировой экономики, может поползти вниз.

— Что касается газа, то Россия строит «Северный поток 2», чтобы ее нефть на пути к западным потребителям обходила Украину, а с ней и Словакию. А как обстоят дела с нефтепроводами?

— Нефтепровод «Дружба» (его северная ветка, ведущая через Белоруссию в Польшу и Германию, а также южная ветка, которая проложена через Украину в Венгрию, Словакию и Чехию с выходом на Балканы) является важной экспортной трассой, по которой ежегодно переправляется 60 миллионов тонн нефти. Однако со времен президента Ельцина Россия планомерно строила и расширяла свои экспортные трассы, ведущие к портам на побережье Балтийского и Черного моря. То же самое Россия делала в Восточной Сибири, откуда прокладывала трассы в Китай и к побережью Тихого океана. Поэтому российский экспорт нефти и нефтепродуктов очень хорошо диверсифицирован.

— Что вы можете сказать о репутации российских поставщиков в том, что касается поставок и качества сырья, если сравнивать их, например, с игроками из Персидского залива?

— У России есть несколько экспортных смесей нефти разного качества, зависящих от разного качества сырья с разных месторождений. Кроме того, нефть «микшируется» в зависимости от потребностей заказчиков и технического оснащения НПЗ. Экспортная смесь в «Дружбе» уже давно и прекрасно адаптирована под НПЗ в нашем регионе, в том числе под заводы фирмы Slovnaft. За прошедшие годы бывали проблемы, и это нормально. Однако я не помню инцидента таких масштабов, который случился бы при таких странных обстоятельствах.

— Произошли ли в последние годы положительные сдвиги в области диверсификации?

— У нас есть модернизированный нефтепровод Adria, благодаря которому группа MOL может в достаточной степени снабжать Slovnaft нефтью с танкеров. Кроме того, доступен хорватский терминал Омишал. После газового кризиса, случившегося в январе 2009 года, мы построили и расширили газовые трассы, связывающие нас с соседями, увеличили размеры хранилищ. Также в нашем регионе появились новые импортные объекты, такие как польский терминал для СПГ.

Так что России следовало бы с большим вниманием относиться к своей репутации как поставщика. Серьезный инцидент, который произошел сейчас в сфере поставок нефти, определенно не на пользу России. Она буквально забивает гол в собственные ворота. Последней щекотливой проблемой для Словакии остается ядерное топливо. Но и тут есть приемлемое решение, однако прибегнуть к нему мы сможем только тогда, когда разъяснится ситуация в компании Slovenskе elektrárnе и решится вопрос о достройке АЭС «Моховце». То есть государство в данном случае должно активно вмешаться.

— А как оно должно вмешаться?

— В связи с достройкой правительство и Министерство экономики уже заявили о намерении усилить контроль над компанией. Думаю, что государство, будучи акционером, должно в деталях выяснить ход недавнего тендера на закупку ядерного топлива.

Газовый кризис в 2009 году и стопроцентная зависимость от единственного поставщика и единственной трассы, существовавшая в то время, обошлись нашей экономике, по оценкам правительства и Министерства экономики, приблизительно в один миллиард евро. Только дураки повторяют свои ошибки, особенно в условиях, когда у нас доля электричества, произведенного на АЭС, у нас значительно превышает 50 процентов, а после запуска АЭС «Моховце» только возрастет. Если сегодня мы страдаем от инцидента, который произошел с российским государственным поставщиком нефти, то никто не может гарантировать, что в будущем проблемы не возникнут и у российского государственного производителя ядерного топлива.

© РИА Новости, Евгений Биятов | Перейти в фотобанкРабочий на нефтяном месторождении

— Вы напомнили о польском терминале для СПГ. Польша дальше всех ушла в диверсификации энергоносителей? Может ли Словакия тоже воспользоваться этим источником газа?

— Благодаря терминалам на Балтике Польша и Литва достигли определенного прогресса в диверсификации импорта газа. Литовский пример подтверждает, что хотя СПГ несколько дороже, он может значительно снизить цену сибирского газа в трубопроводах. По мере наращивания добычи сланцевой нефти в США резко увеличивается и добыча газа, с которым американцы не знают, что делать. Единственный вариант для них — экспорт, а это еще больше снизит цены на СПГ у других добытчиков.

Мы можем повышать важную энергоэффективность, переходить на электромобили и пользоваться экономичными и экологичными возобновляемыми источниками, включая биомассу. Но, помимо всего этого, у нас в Словакии есть и другие возможности для снижения нашей зависимости от импорта углеводородов вне зависимости от страны их добычи.

— Может ли Словакия в будущем импортировать больше нефти, к примеру, из Азербайджана и Казахстана?

— Целью политики энергетической безопасности в наших условиях должна быть не замена одних поставщиков энергоносителей другими, а общее, экономически и технически целесообразное снижение их потребления без ущерба для уровня жизни и конкурентоспособности нашей промышленности.

— В украинских СМИ появилась информация о том, что растет экспорт российского газа, который отправляется в хранилища. Страны готовятся к очередному кризису?

— Во-первых, цены на газ в Европе сейчас очень низкие, в том числе благодаря теплой зиме. Год назад ситуация была другой: тогда в апреле наши хранилища почти опустели, а на европейских рынках цены достигли максимума. Поэтому крупные торговцы, обладающие достаточными финансовыми средствами, договорами и мощностями по хранению пользуются выгодной ценовой конъюнктурой и покупают более дешевый газ. Это объясняется и тем, что за последние полгода значительно выросла цена на нефть и нефтепродукты. Сегодня в договорах о закупке газа это уже не играет такой же важной роли, как раньше, и тем не менее влияние остается, что сказывается на цене газа с трех-шестимесячным опозданием.

— То есть дело в низкой цене, а не в беспокойстве о завтрашнем дне?

— Рынок чутко реагирует и на тот факт, что Украина и Россия по-прежнему не подписали договор о транзите газа после первого января 2020 года. Мы знаем, что к тому моменту «Северный поток 2» и, по-видимому, «Турецкий поток 2» еще будут не готовы для переправки российского газа в Европу. Поэтому Газпром сейчас закачивает в европейские хранилища свой газ, чтобы потом, в начале будущего года, без проблем обеспечить своих клиентов газом и не зависеть от исхода переговоров с украинцами.

— Может ли Украина стать более самодостаточной в том, что касается энергетических источников?

— Украина обладает огромным потенциалом в области энергосбережения. Если бы их тяжелая и химическая промышленность потребляла столько же энергии, сколько подобные заводы в развитых странах, и если бы энергопотребление их домохозяйств, прежде всего потребление тепла, было сопоставимо с нашим, то украинцы могли бы экспортировать свой газ, а не ввозить его из России и Европы.

Кроме того, Украина располагает значительными запасами газа, который можно добывать, но для этого ей нужно добиться большей прозрачности и правовой надежности в этом секторе, чтобы добыча начала быстро расти. Также у Украины есть большие месторождения угля и даже урана. Важно и то, что на Украине есть благоприятные условия для производства электроэнергии из солнца и ветра. Однако ключевую и приоритетную роль играет энергоэффективность. Без нее украинская промышленность будет неконкурентоспособной, а также не вырастет уровень жизни ее граждан.

— Может ли еще Москва воспользоваться своими энергетическими ресурсами как геополитическим инструментом?

— Один из самых неблагоприятных сценариев, который всерьез рассматривается, такой: после парламентских выборов накануне зимы или посреди нее Москва одновременно заблокирует все поставки угля, нефти и нефтепродуктов на Украину, а после первого января остановит и транзит газа. Президента и правительство эта «идеальная энергетическая буря» может привести к катастрофическим проблемам и стать еще одним «аргументом» в пользу скорейшего строительства трубопроводов в обход Украины.

В свете последних событий этот сценарий не выглядит нереальным, и мы, и Украина должны к нему подготовиться и максимально снизить риски. Другая проблема — возможная военная эскалация, которая сопровождалась бы, к примеру, блокадой украинских портов на Черном и Азовском морях.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.